Президент Масхадов - эпоха несбывшихся надежд.

Задумав рассказ - про президента Аслана Масхадова я поставил цель - основываясь на событиях, которым я свидетель и участник дать объективную картину истории одержанных нами побед за свободу и как поручили мы президенту Масхадову расширить и закрепить эти победы. Для разрешения этой задач мы избрали политически малограмотного президента. Если бы только он оказался президентом неподходящим разрешил поставленную перед ним народом задачу - произошло нечто гораздо худшее, он  оказался для  Москвы удобной фигурой для того, что бы лишить нас наших завоеваний и отбросить вспять на позицию 1944 года. К нашему несчастию, что бы сдержать нас и президента от ошибок мы не имела и политически грамотную управленческую элиту. 
 Не мы избрали Масхадова, а генерал – армии, Министр внутренних дел России А.С. Куликов – это он рассмотрел в нем фигуру удобную привести нас в покорность, а российское  телевидение прорекламировало кандидата. Со своей стороны мы оказались легковерными и позволили себя провести.
Кто виноват? Виноваты мы потому, что позволили себя провести – виноват Масхадов потому, что не отказался от непосильной для него должности.
 Через год Масхадова избрали президентом, его ближайший советник Адам Мусаев обратился ко мне с просьбой предложить проект преобразования конструкции существующей модели государства. 
- Президент Масхадов получил власть из рук чеченского народа - пояснил Адам - и делами хочет заслужить звание «Народного президента». Дружбу народа ему сохранить несложно, достаточно быть добрым как велит Аллах быть падишаху  со своими слугами. 
Я понял - от меня ждут неэкономический проект, а идеологический миф про президента наместника Аллаха на земле. Мне предлагали на общественных началах заниматься мифотворчеством. 
Масхадова я считал солдафоном - окружившим себя случайно набежавшими к корыту свиньями. Российскими политикам он компанию проиграет потому, что неопытен и в армии опыт политической борьбы не накопил. Из встречи с ним я ни для себя, ни для народа пользы не извлеку. 
И все равно - это шанс, который необходимо исчерпать. Я обязан использовать этот шанс, что бы объяснить ему, что экономика основа государства и если он немедленно не направит страну по пути экономического развития то, через несколько лет не будет ни его, ни страны. Я согласился на встречу и поставил условие, что меня должен встретить и выслушать лично президент и попросил меня не беспокоить, если президент не готов лично меня выслушать.
- Что бы заслужить звание «Народного президента» - сказал я - Масхадову необходима успешная экономическая политика, укрепить общественный порядок и повысить благосостояние населения. Я готов предложить подходящий проект, но только  лично президенту – проект подсказан «Законом причастности» то есть необходимости. Проект не нуждается в капиталовложении и при этом послужит источником прибыли.
Далее я напомнил, что в конце зимы 1995 года был направлен в станицу Асиновка - просить мир у командующего объединенной группировкой войск Анатолия Сергеевича Куликова. - Я принес мир Масхадову - прошло два года и что же, как он воспользовался миром? В марте 1996 года - военные формирования ЧРИ похитили стройматериалы заготовленные мною для восстановления своего разрушенного дома, а в августе того же года ограбили мою строительную организацию, вместе со всеми прочими организациями республики. В результате этого ограбления я, мои рабочие и рабочие сотен организации потеряли работу и зарплату - причитавшуюся нам за 6 – месяцев. Неужели нельзя было не красть хотя бы у меня - человека, которому вы многим обязаны. Я уже начал жалеть, что на встрече с командующим отстаивал вашу сторону, народ избрал вас, в надежде, что вы дадите нам мир и рабочие места. Как мы вас переоценили, как страшно далеки вы от наших проблем! 
Мусаев обещал предоставить возможность все эти вопросы задать лично президенту. 
В условленный день он доставил меня в дом правительства. В большом помещении меня с почестями встретили три десятка высокопоставленных служащих аппарата Масхадова: два дня, каждый день по четыре часа я излагал им содержание проекта. 
Мусаев пригласил меня на встречу с президентом, я верил, что президент находится среди слушателей. Присутствует ли президент - проверить было сложно, так как я видел только первый ряд - тех, кто непосредственно сидел передо мной. Как потом выяснилось, Мусаев меня обманул – президент даже не был поставлен в известность о том, что меня пригласили от его имени и на встречу с ним. И почести - оказанные служащими совершенно обманули мое доверие, в зале все были в восторге от моего гения – одарили меня эпитетами - человек родившийся академиком, великий гений, истинный патриот. 
       Начал я выступление заявлением 
 «Признание независимости ЧРИ не обязательное условием для становления экономики. Цель проекта не полное обеспечение республики продовольствием и необходимыми товарами, а возрождение экономических отношений на горных землях, отчужденных от нас депортацией 1944 года. 
Почему в горах, а не в долине? 
В долине становлению экономических отношений противодействует «Совковый» правящий класс, это «Плод» блуда рожденный насильственным возлежанием нашей родины на имперском ложе. В горах на общинных землях, при доступе к рынку Закавказья - работники откажутся жить по совковым понятиям и изберут экономические отношения.  
Советские колхозы и совхозы перестали существовать, работники утратили источник для жизни, развитие фермерского хозяйства тормозит низкий спрос на сельхоз продукты. Из тех немногих горных селения, которые Советская власть позволила восстановить, в настоящее время население мигрирует за границу. Если раньше чеченцы уезжали временно - на заработки то теперь навсегда, так как потеряли веру, что собственная страна в будущем станет подходящим местом для жизни. 
Народы, как и люди - умирают, чтобы выжить - необходимо научиться себя кормить и окружить себя дружественными народами. Процесс взаимного приспособления и налаживание экономических связей необходимо начать в первую очередь с Грузией, для этого необходимо восстановить горную дорогу от чеченского селения Итум – Кала до грузинского селения Шатили. Дорога эта связывала «Великий шелковый путь» задолго до нашей эры, в XIX веке уничтожена русской армией в целях экономического удушения коренных народов. Восстановление дороги продиктовано потребностью создать условия обеспечивающие функционирование местного общественного производства.
Россия – это империя, эволюционирующая в подготовке и ведении колониальных войн, подрыве обороноспособности соседних государств и обращении их в колонии, а так же эксплуатации собственного - русского народа. Правящий класс  России имеет прибыль от реализации нефти и газа в количестве достаточном для удержания подчиненного населения в покорности. До тех пор пока у правящего класса России есть нефть и газ, он не раскрепостит работника для создания производящей экономики. Наши экономические связи необходимо развернуть в сторону Грузии потому, что это демократическая страна и потому, что до утраты независимости на протяжении тысячи лет Грузия была нашим торговым партнером».  
Присутствующих выступление привело в восторг, они тут же единогласно «назначили» меня дорожным министром, что бы я лично осуществил проект. Проект им не был понятен, так как они были отобраны из людей не самых умных. Их знания географии, истории, экономики края были крайне скудными, а льстили мне потому, что предполагали, что меня назначат министром и обеспечат большими деньгами. Я в свою очередь поделюсь с ними прибылями. 
Лесть возбуждали приятные чувства, однако меня беспокоило то, что со мной не говорил лично Масхадов.  
В целях завоевания внутреннего и внешнего  нефтяного рынка Дудаев продавал нефть по ценам – более низким, чем себестоимость продукции. Его демпинг разорил нефти добывающие и нефти перерабатывающие предприятия – эти предприятия за свой продукт не получили плату достаточную для покрытия издержек производства. Нарушив правила справедливой конкуренции, Дудаев разорил экономику собственной страны и стал неугодным России, Казахстану, Азербайджану и арабским странам – не могли они полюбить правителя - нарушившего честную конкуренцию. Масхадов унаследовал отношения погубившие Дудаева и тоже создал на Северном Кавказе нефтяной демпинг. Полагаю я мог дать ему советы - подходящие для того, что бы он, не погубил страну и продлил собственную жизнь.  
По сравнению с Дудаевым Масхадова поддержало большинство, он обладал  Легитимностью – население признало его права управлять, согласилось исполнять его приказы, считало установившийся порядок наилучшим. Положение Масхадова позволяло ему взяться за разрешение кризиса охватившего чеченское общество. К несчастию избранник не понимал, что такое кризис.
  Впоследствии, вице - премьер Ахмет Закаев и другие влиятельные личности сообщили мне, что президенту неизвестна моя причастность к проекту. Президент правил формально, действительно от его имени и по инструкциям Москвы правил местный бюрократический аппарат и военное формирование Ш. Басаева.
Шамиль не был слугой Москвы, он обладал собственной армией, ему не приказывали, с ним договаривались. Он соглашался потому, что не хотел возврата к скромной жизни маленького человеком из аула Ведено, а тайные услуги Москве приносили прибыль достаточную для содержания собственной армии  и оказания давления на дышавших в спину конкурентов. 
Шамиля, как и Масхадова - раскрутили российское телевидение. Еврейский Кагал поручил Шамилю откачку грозненской нефти потому, что он держал слово и потому, что годился замарать чеченский народ. Используя деньги Москвы и собственную армию, он позволял себе пренебрегать мнением президента и народа, имел два бронированных сверх дорогих автомобиля, сорил деньгами. Еврейские авторитеты в лице Иосифа Кабзона и Бориса Березовского наезжали к нему в Грозный. 
Иосиф Давыдович приезжал с многочисленным коллективом артистов еврейского театра и дал бесплатный концерт на стадионе Грозного. Говорил со сцены длинные хвалебные монологи  Шамилю, называл великим героем гор и наследником славы Имама Шамиля, патриотом Чечни и выдающимся политическим и государственным деятелем Кавказа. Растроганный Шамиль подарил Кабзону дорогой пистолет, пытался оплатить и встречными похвалами. Речи ему не давались – не преодолел волнение, не владел достаточным объемом русских слов. 
Масхадова и его люди на концерте не присутствовали. И недоумевающий народ спрашивал, за что президент возвысил Шамиля? Не Масхадов возвысил Шамиля, а те, кто присвоил ему положение несменяемого поставщика в Москву чеченской нефти и право не делиться нефти долларами с президентом. В стране не собирались налоги, государственный аппарат был отобран из паразитов, президенту не на что было жить, он вынужден был заискивать с Шамилем. 
В моем случае, чиновники ЧРИ доложили про меня не Масхадову, а своим крышам в Москву. Не могу дословно сказать, что они доложили, но потому какое это вызвало беспокойство Москвы, догадываюсь, что донесли нечто ужасное для крыш. Доносители перепугали московских мошенников сообщением, что по грузинской дороге уйдет и грозненская нефть. Москву заинтересовала и новость про прекрасные горные земли, в целях отъема этих земель и продолжения расхищения нефти Москва субсидировала строительство дороги – не в Грузию как я предлагал, а до границы с Грузией. 
На третий день в доме правительства меня встретили убийственно враждебно. Я догадался, что проиграл и восстановил против себя грозную силу, вполне возможно санкционировавшую мое физическое устранение. Догадку подтвердил Шамиль Басаев, он неоднократно спрашивал у моих приятелей: «Неужели его никто еще не убил, неужели не найдется тот, кто избавит нас от него? Это было предупреждение не высовываться. Лично я не допускал, что Шамиль примет заказ меня устранить, у него и так имелись серьезные проблемы с кровниками, зачем ему война еще с одним родом? 
В бытность моей работы в УКС, министр Э. Ибрагимов пригласил к себе в кабинет и сказал: «От президента Масхадова поступила просьба улучшить его жилищные условия, я поручаю этот вопрос тебе, так как считаю тебя моим лучшим другом. Поезжай к дому президента и по своему усмотрению на месте определи объеме строительных работ. Я подпишу для производства работ дефектный акт, который ты составишь. 
Служебный автобус высадил меня на месте, которое с полным на то основанием можно назвать – пустырем. К автобусу подошел человек назвавшийся строителем. 
- Садись в автобус – показывай куда ехать – сказал я строителю. 
- Никуда не нужно, ты во дворе президента – ответил строитель и указал на незамеченное мною - весьма скромное неогороженное оградой строение. 
Дом президента был выбеленный известью - саманной мазанкой, с пристроенными с боку маленькими сенцами и кровлей покрытой почерневшим от времени шифером. Не в доме не во дворе не было охраны и жильцов. Дверь  закрыта на висячий замок. Открывать не было необходимости, внутренняя планировка была видна через не зашторенные окна: 2 комнатки, каждая приблизительно 3 на 3 и высотой 2 метра, обставленные со спартанской умеренностью. На фоне красивых одноэтажных и двухэтажных  каменных соседских домов - дом президента казался временным жилищем беженцев войны. Такие дома в эпоху Масхадова не строили, это была очень старая постройка из разряда редких, и худших жилишь республики. 
- Хорошо ли ты знаешь семью Масхадова? – спросил я строителя – он кивнул утвердительно. 
 - И в эту избушку президент вечером приезжает ночевать, а утром  выезжает на работу - спросил я.  Строитель кивнул. 
- Но Масхадов в республике уже четыре года занимает высокие должности и прежде служил полковником Советской – продолжал я недоумевать. 
 Строитель ответил, что офицеры Советской армии получали скромную зарплату не достаточную для покупки, или строительства жилья. Масхадов не использовал военную службу в целях улучшения своего материального положения. В Чеченскую республику вернулся не в целях обогащения, а служить ее интересам. 
Я про себя подумал - опять идеологический миф – прямо как в доброе советское время все от министра до рабочего славят любимого вождя. Трудно было поверить, что Масхадов не использовал подходящий случай поправить свой достаток, однако  спорить не стал, так как не располагал иной информацией. И на слуху были разговоры, что Масхадов среди соратников Дудаева самая скромная личность - ездит на старом жигули – копейке, не ворует средство армии ЧРИ. 
Я поинтересовался у строителей, как президент желает улучшить свое жилище? Ответ был такой - президенту в условиях, когда его народ бедствует, не подобает иметь хороший дом, он будет удовлетворен, если государство пристроит ему к существующему дому небольшой навес и ограду. 
- Ну - с такой добровольной бедностью согласиться невозможно - возразил  я и нарисовал кирпичный дом 10 на 10 с навесом, с воротами и сказал: «В таком доме совесть его не замучает». Министр Эделбек Ибрагимов одобрил мой проект - дом   перестроили, но в соответствии с моим планом или как-то иначе – мне неизвестно.
 К началу 1998 г. значительно увеличилась преступность и безработица, а президент не был в состоянии, что либо - изменить. Народ был разочарован – ругал его на улице и в парламенте, и Россия обвинила его в покровительстве террористам.
 Однажды в Грозном я был свидетелем такой картины. В одиннадцатом часу дня президентский кортеж из нескольких автомобилей обычным маршрутом проезжал мимо стихийного рынка, образовавшегося вдоль дороги в Старопромысловском районе. Появление президентского кортежа вызвало приступ ярости у рыночных торговок. Они навстречу и вслед ему кричали: «Чтоб ты сдох ушастик».  Местные жители сказали, что эта сцена повторялась ежедневно. То, что он ехал на службу  в 11- м часу дня, - характерная деталь стиля работы его правительства. Неизменно члены правительства отбираются из числа праздных лицемеров ведущих двойную жизнь - их подлинная жизнь скрытна и грешна, в публичной жизни они имеют глупость корчить святош и этим возбуждать к себе нестерпимое презрение народа. 
Как то, с приятелем зашел в офис организации «Грознефть» руководить, которой Шамиль назначил своего брата Ширвани. Обширный двор организации был заставлен дорогими авто бойцов личной армии Ширвани, что бы протиснуться сквозь ряды припаркованных автомашин нам пришлось идти длинным зигзагом. В некоторых автомашинах сидели любовницы бойцов армии Ширвани - любовницы при нашем приближении пригибались, скрывали от нас лица. 
Ширвани занимал кабинет величиною со спортзал, наполненный полусотней обвешанных оружием бездельников из его личной армии. В кабинете я не заметил признаков офисной деятельности, на столах вместо бумаг стояли угощения – торты, фрукты, напитки, хотя время было не обеденное, и день был  рабочий. Все эти молодые люди ходили туда – сюда,  болтали, ели, сидели, стояли. Своим присутствием они делали дурную рекламу босу.
Ширвани узнал меня, протолкнулся ко мне навстречу, встал вплотную и спросил: «По делу ко мне?»
Я действительно пришел по делу. Мою частную строительную организацию министр заказчик Эдельбек Ибрагимов поддерживал нефтепродуктами, после захвата нефти Басаевыми, Шамиль вычеркнул меня из списка получателей нефтепродуктов. Приятели близкие к Шамилю говорили, что он меня знает и ждет, когда я приду предложить ему дружбу. Иногда я решался пойти, но не мог преодолеть гордость. Наконец то, я пришел к герою с площади Шейха Мансура. Увиденное в офисе героя меня так огорчило, что я не смог с ним поздороваться и тем более просить разрешить мою проблему. 
Ширвани был неглуп, все понял и вежливо трижды предложил свою услугу. Я промолчал, выпрямил спину, приподнял голову, так, что его голова оказалась ниже моего подбородка. Сверху обозрел его голову и спросил себя: «Не пойму - почему на  площади шейха Мансура этот худенький и недобрый малый мне показался богатырем?» 
Ситуацию исправил мой приятель, он отодвинул меня и сказал: «Ширвани это я пришел по делу, а он со мной».
- Так рассказывайте, зачем пришли я к вашим услугам – вежливо сказал Ширвани.
- Нет, у вас рабочий день подходит к концу, лучше завтра приду – вывернулся приятель. 
- Для вас могу продлить рабочий день – настаивал Ширвани.
- Нет завтра – повторил приятель и потянул меня за рукав к выходу. 
- Ну ладно приходите завтра – тихо скал вдогонку Ширвани, лицо его было мрачным, похоже, он был удручен тем обстоятельством, что я его застал не в лучшей обстановке.
Ширвани Басаев и Аслан Масхадов были хорошими парнями, испортила их власть и деньги. 
Идеал народных героев  известен в родном для Ширвани Веденском районе - это  абрек Харочоевский Зелимхан. Зелимхан успешно грабил банки и не в пример Ширвани отказал себя в дорогом авто, не кормил армию бездельников, а деньги роздал вдовам и сиротам и благодарные вдовы и сироты сложили про него трогательные песни.
Вот отрывок из одной такой песни.
- Свою семью ты оставил в диком холодном поле Харочоевский Зелимхан и стал заботливым  отцом нам - своему бедному народу.

Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Судя по их названию, этому тексту релевантны статьи:

  1. [?] Аслан Масхадов.
  2. [?] Чеченская интеллигенция и Масхадов.
  3. [?] ПРОЕКТ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЧЕЧНИ
Ваш комментарий к статье:
Правила комментирования:



cod

Ограничение на длину комментария 10Kb. Вы ввели: 0 символов, осталось: 10240



  1. Все поля формы обязательны для заполнения.
  2. При этом Ваш e-mail не публикуется.
  3. Сообщение должно вместиться в 10 килобайт.
  4. Содержание комментариев, оставленных на опубликованные материалы, является мнением лиц, их написавших, и не обязано совпадать с мнением Администратора, никоим образом не ответственного за выводы и умозаключения, могущие возникнуть при прочтении комментариев, а также любые версии их истолкования.
  5. Не будут опубликованы комментарии:
    1. нарушающие положения законодательства РФ.
    2. содержащие оскорбления любого вида
      (личного, религиозного, национального...);
    3. включающие неуместные теме поста ссылки, в том числе спамовые;
    4. содержащие рекламу любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
    5. не относящиеся к теме статьи или к контексту обсуждения.
  6. Факт оформления Вами комментария является безоговорочным принятием этих условий.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются: