Чеченская интеллигенция и Дудаев

Рассказ заказан в 2002 г. моим московским товарищем Олегом Киреевым. Цель показать, как выживали в Чечне 1991-99г.г. люди отверженные системой. Главные герои событий писатель Абдула Садулаев, Ия Николаенко и автор непосредственный участник событий.

Олег включил – эту историю в собранную им книгу «Образ жизни». Издана в 2003г. Мой рассказ, как и книга в целом имел успех. Широколобые московские товарищи даже назвали меня лучшим писателем России в жанре коротких рассказов. Переписал я свой рассказ с целью выстроить более четкую картину судеб и событий.

 

 

 

 

  В 1991 г. канул в небытие Советский Союз. В Чечне Дудаев, одарив народ несбыточными надеждами, проложил себе дорогу к власти. Для интеллигентов наступили времена лихие: они умели «славить Ленина, строить социализм, крепить любовь к старшему русскому брату», этим премудростям их научила советская власть. Лишившись ее указов, они затосковали и предались сиротским стенаниям. Дудаевцы  их не жаловали и сняли с казенного довольства, жизнь для них и прежде была полуголодной, теперь же вовсе стала голодной.

  Интеллигентами их можно назвать условно, так как интеллигенты это те, кто распространяет культуру в массы, они же были служащими советской пропаганды. В конце шестидесятых по количеству студентов на тысячу чеченцев мы опередили немцев и японцев - сведения взяты из Советской статистики: однако, наши умники знамениты не трудами в недрах народного хозяйства, а сверлением тайных ходов в недрах системы, что бы за общественный счет расширить свою паразитарную деятельность.

Я не утверждаю, что интеллигенты худший слой общества, самую большую армию негодяев породило духовенство. Как структура, заимствованная в самых отсталых углах мира, духовенство потрудилось превратить нашу страну в некое сожительство умственно отсталых индивидов.

-Рабы Аллаха возрадуйтесь - возвестили муллы - Аллах ниспослал вам Дудаева Падчаха (чеченское произношение звания Падишах – великий государь). Преследуйте безбожников распространяющих ересь, будто Дудаев узурпировал  власть, посредством фальшивых выборов. Президенты бывают у неверных, правоверным Аллах посылает Падчаха. Падчах вами не избран, он особа - приближенная к Аллаху. Как управлять ему внушает Аллах, ваша обязанность ему подчинятся: теперь вы без страха перед неверными можете исправлять намаз! 

Цели – этого словоблудия, создать президенту условия уйти от ответственности за нежелание и неспособность, выполнять свои обязанности - создавать рабочие места, обеспечить бездомных жильем и защитить безопасность общества. Дудаев политическую карьеру сделал на обвинениях России в оказании ею противодействия выживанию чеченцев, став президентом, сам стал главным препятствием для выживания своих подзащитных.

В советское время у меня не было друзей писателей. Мое первое приятельское общение с ними состоялось в «Доме печати» в 1993 г. Пригласил меня туда односельчанин журналист Шамхан Кагиров (убит в 1996 г). История  приглашения такова: «В юности подметив, что в нашей республике нет художников иллюстраторов, я создал 35 иллюстраций к чеченским сказкам. Иллюстрации отвергли - я не состою в союзе художников. В 1984 г. Шамхан предложил оставить иллюстрации у него, он хотел довести их до народа. Ответственные люди Советской эпохи, были врагами всему чеченскому и не одобрили его намерения.

В 1993 г. Шамхан случайно встретив меня в городе, предложил забрать иллюстрации – сказав: «Сейчас у нас бардак и воровство, замок в мой кабинет взломан: беспокоюсь, что твои иллюстрации унесут вместе с моим письменным столом. Я десять лет пытался их издать, нашему народу уверен они понравились. С народом у нас все в порядке, но он ведь находится под «Древом власти» на ветках которого восседают обезьяны. Забери рисунки домой и дождись, когда они сойдут на землю!»

Я знал, что журналисты любят выпить, поэтому купил две бутылки водки, закуску и мы отправились. «Дом печати» был недавно выстроенным многоэтажным зданием с прилегающими постройками и дворами; своего рода местный Храм просвещения.

С восходом солнца свободы «жрецы просвещения» забыв, что их обязанность развивать в народе духовно – нравственный потенциал, занялись делами грешными и преступными: в уголовном кодексе именуемыми - расхищение госимущества. Со складов уносили складскую продукцию, из цехов по запчастям оборудование и наконец, унесли офисную мебель, ковры, люстры. У входа в «Дом печати» появились пугающие своим видом охранники, деятельность которых сводилась к тому, чтобы изъять у несунов свою долю. Справедливости ради необходимо признать, что уносили не в корыстных целях, а для обмена на водку, которую тут же в «Храме просвещения» распивали во Славу родины.

Кто то, унес и мои иллюстрации, это был труд двух лет моей жизни. Пропажа огорчила Шамхана, он расспрашивал у товарищей – не видел ли кто? Никто не видел, но присутствующим они были известны и всем нравились, мне искренне сочувствовали. В кабинет Шамхана мы пригласили всех деятелей литературы, кто то, пришел со своей водкой и наш пир продлился на весь день. Мое испорченное утратой иллюстраций настроение исправили присутствующие. Компания была интеллектуальной и приятной, мое особое внимание привлек удивительно любезный пожилой человек; был он выше среднего роста, худой и седой. Его живые темные глаза выражали уважение. Все, что я говорил, отражалось на его лице бурным одобрением, звали любезного собеседника Абдула.

Возвращаясь с Шамханом в Серноводск, я засыпал его вопросами о деятелях литературы. Более прочих меня интересовал Абдула. Я спросил, за  что у них держат этого ужасно любезного старика, не за покладистый ли характер. Шамхан, измерив меня  удивленным взглядом, ответил: «Этот ужасно любезный старик, как ты его назвал, - известный скандалист, поэт Абдула Садулаев. Он одаренный, но неуживчивый. Круг его друзей узок, а тебя он принял с уважением. Шамхан поздравил меня с признанием, оказанным мне деятелями литературы и особенно Абдуллой!»

Абдула действительно известный поэт, я не знал его потому, что подозрительно относился к чеченским авторам, считая их ничтожествами отобранными русскими загадить нашу литературу. Жизнь его сложилась неудачно: в карьере не преуспел, изданных трудов мало; рано поседел и состарился, стал предметом насмешек преуспевших товарищей; не стерпев брань жены за праздность и ребячество, сам ушел из семьи, и поселился у писательницы Ийи Николаенко.

О Николаенко:  Шамхан отозвался похвально, она толи русская, то ли еврейка: владеет прекрасной библиотекой и редкими документами, связанными с культурой Чечено-Ингушетии. Рассказ вызвал мой интерес, я решил при возможности познакомиться поближе с Абдуллой и Ией. Спустя несколько месяцев  прихватив водку, отправился навестить Абдулу. В «Доме печати» командовал новый генеральный директор, установивший жесткую систему пропусков. Что бы войти я прибег к хитрости, по телефону охранника, представился директору писателем, когда то приглашенным им. Меня впустили, оказалось, Абдулу выгнали с работы, тогда я решил посетить его по месту жительства. У выхода меня остановил строгие охранники и поставил в известность, что без записки директора мне не выйти, пришлось идти к директору.

Новый директор прежде работал ревизором в торговле. Был он из тех, кто  не сразу признал свободу и вышел на сцену в последнем акте истории Ичкерии: когда светлые идеалы свободы поблекли, и Россия уже заготовила свободе похоронную команду. Директор был малый тупой, но знакомый с подземной коммерцией: книг и газет не читал, и в этом нет его вины, так как, назначили его не для развития печати, а для оборота социалистического имущества в наличность. В начале бюрократический аппарат Дудаева был невелик, и его власть покоилась на доверчивости мечтательного народа, через 2 года буйные мечтатели начали проявлять нетерпение: приведение их в послушании Дудаев поручил бюрократии и вооруженным отрядам. Содержание быстро растущего аппарата принуждения нуждалось в дополнительной наличности, распродажа социалистической собственности стало одним из способов ее пополнения. «Дом печати» был одним из многих выставленных на распродажу объектов. Жрецы просвещения не успели его опустошить, опустошение было поручено новому директору. Главной ценностью организации были разбросанные по республике десятки книжных магазинов и сотни киосков: предприниматели охотно покупали их под магазины.

 По пути в кабинет директора, я  придумал, как объяснить ему мое появление. Сказал, что воспользовавшись его предложением, зашел узнать, чем могу быть полезен. Такое объяснение он принял с одобрением, но его беспокоило, что он никак не может меня вспомнить. Что бы успокоить его подозрительность, я перешел к ситуации в республике и заметил, что так как, Дудаев придает большое значение духовенству, верный способ приобрести его благосклонность это хвалить духовенство.

Директор понял, что я пришел не к нему, понял и то, что моя подсказка пригодится, для проникновения в кабинет президента. Он имел привычку ежедневно ломиться к нему, что ему редко удавалось. Холодное лицо директора зашевелилось, он нехорошо осмотрел меня, затем медленно и зло прогнусавил: «У-у, м-м, да-а-а, рассказчик хороший, сядь, изложи подробно все на листке бумаги». Впоследствии, мою записку он подал на стол Дудаеву в качестве им лично выстраданной идеи. Дудаев знал его мелким мошенником: директор же совершил плагиат, чтобы исправить невыгодное о себе мнение. Через несколько дней слушая телевизионное выступление Дудаева, я понял - директор извлек выгоду из встречи со мной. Дудаев в очередном телевизионном обращении к нации воодушевленно и моими словами говорил о героической роли мулл в истории чеченского народа. Дудаев не нуждался в советниках, он приближал негодяев без принципов и развития ума, но оправдывающих его политику с использованием сомнительных цитат из Корана и истории.

Распрощавшись директором, я отправился на поиски квартиры Николаенко. Абдула встретил меня радушно. Ия была больна  и встала с постели явно недовольная, думая, что я один из рядовых собутыльников Абдулы. Но через минуту общения ее тон изменился и стал уважительным. Весь вечер, поощряемый хозяевами, я говорил  один,  и только по дороге домой спохватился, что не спросил у Абдулы за, что его изгнания  из «Дома печати»: узнал я об этом через  два года.

Причина  изгнания Абдулы связана с одной из знаменитых идей Дудаева. В 1993 г. его посетило «гениальное прозрение». И он объявил, что Грозный – обиталище порока, в связи с этим столицу Ичкерии следует перенести на новое место, новый город необходимо назвать «Элли Гъалла» - перевод, город благородных.

  

Садулаев откликнулся на план президента статьей, которую опубликовали потому, что босы газеты были не пишущие, и не читающие. Статья была приправлена басней о соловье и вороне. Краткое содержание басни. «Встретил соловей ворону, которая что-то озабоченно ищет, и спросил: что ты ищешь? Ворона: гнездо мое переполнилось моими нечистотами, я ищу подходящее место для строительства нового гнезда, хочу жить в чистоте. Тогда соловей спрашивает: ворона, а  зад  свой ты возьмешь в новое гнездо?»

Про строительство новой столицы Дудаев больше не упоминал, но Абдулу с работы выгнали. Бедный поэт посмевший выразить неудовольствие особе олицетворяющей власть, стал жертвой его мести. Новую столицу строить не стали, «порчу сняли» присвоением имени Дудаева: впредъ Грозный было повеленно называть город «Джохар».

  

Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Судя по их названию, этому тексту релевантны статьи:

  1. [?] 1942 г. Галанчожский съезд отменил независимость
  2. [?] Хилдихарой центр сопротивления 30 - 50 г.
  3. [?] Список литературы
Ваш комментарий к статье:
Правила комментирования:



cod

Ограничение на длину комментария 10Kb. Вы ввели: 0 символов, осталось: 10240



  1. Все поля формы обязательны для заполнения.
  2. При этом Ваш e-mail не публикуется.
  3. Сообщение должно вместиться в 10 килобайт.
  4. Содержание комментариев, оставленных на опубликованные материалы, является мнением лиц, их написавших, и не обязано совпадать с мнением Администратора, никоим образом не ответственного за выводы и умозаключения, могущие возникнуть при прочтении комментариев, а также любые версии их истолкования.
  5. Не будут опубликованы комментарии:
    1. нарушающие положения законодательства РФ.
    2. содержащие оскорбления любого вида
      (личного, религиозного, национального...);
    3. включающие неуместные теме поста ссылки, в том числе спамовые;
    4. содержащие рекламу любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
    5. не относящиеся к теме статьи или к контексту обсуждения.
  6. Факт оформления Вами комментария является безоговорочным принятием этих условий.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются: