ДЕНИ АРСАНОВ

ДЕНИ  АРСАНОВ
 
  В 1864 г. зекризм был строжайше запрещен, селениям, в которых было замечено исполнение зекура, грозили жестокие репрессии. 15 ноября 1868 г. начальник Аргунского округа генерал А. П. Иполитов из крепости Шатой направил доклад на правительственный запрос о ситуации относительно зекристов.
 
Доклад генерала в сокращенном виде: “Зекризм - учение неважное, в нем нет религии. Его проповедники были люди, лишенные дара слова, силы характера, ума и знания Корана. Дело под шалями отрезвило чеченцев и лишило фанатиков всякой энергии и надежды,  доказало им что для борьбы с русскими недостаточно одних молитв. Кроме того, пойдя против официального ислама, зекристы стали врагами сильного класса духовенства.  Оказалось, мы имели дело не с народом, а с толпой ослепленных фанатизмом изуверов, стремившихся использовать легковерный и воинственный чеченский народ для своих целей. Последователи Кишиева охладели к общему делу и секта прекратила существование. В дальнейшем, увлеченные переселением в Турцию - землю для них обетованную, чеченцы забыли о зекризме. Теперь о павшей секте едва ли осталось в народе хоть смутное воспоминание”.
 
 Доклад А. П. Иполитова составлен в духе имперской традиции. На запрос есть ли еще чеченцы, смеющие нам возражать, он прорычал: «Таковых мы давно уничтожили, а оставшиеся управляемое стадо». А.П. Иполитов был одним из многих мерзавцев и дуракоа назначенных империей управлять колонией. Во преки его утверждению  чеченцы не были сломлены, более того зекризм вошел в их плоть и кровь. Осведомителей они держали под контролем и те  дезинформировали генерала. Изоляция от братства Кишиева и его наиболее активных товарищей, а также Шалинская резня, не подорвали энергию движения. Зекристы избрали новых лидеров и расправились с внутренними врагами.  Проблему взаимоотношений с властью тоже успешно разрешили, взяв под контроль осведомителей, они закрыли для власти внутреннею жизнь народа. Не ведая, как живут чеченцы, генерал не мог контролировать их жизнь. Руководителей сел и даже вооруженную милицию генералам подставляли зекристы из числа проверенных людей. Власть командования была ограничена пределами военных укреплений, чеченские селения они посещали только окружив себя отрядами солдат.
 
Эпоху следующего выдающегося лидера зекризма Дени Арсанова – начало 20 в. Придания называют благодатным временем.
 
 Дени происходил из тайпа Энгено, родился в 1851году в притеречном селении Кен – Юрт (чеченское название Гални) в семье кузнеца Арса,  большого друга Кунты Кишиева. В 1864 году, когда арестовали Кунту, Дени было тринадцать лет. Он с раннего детства питал глубокое почтение  к устазу. Говорят, что Арс, обратив внимание Кишиева на горячие симпатии, которые имел Дени к личности устаза и его учению, попросил его принять Дени в братство. На это Кунта  ответил: «У тебя необыкновенный сын, скоро он  сам станет выдающимся учителем народа».
 
 Дени Арсанов - создатель учения, называемое ‘’Тайным вирдом‘’, учил скрывать набожность, а ритуалы исполнять тайно, так как вера - это личное дело верующего. Учение было направлено против продажного духовенства поставлявшего Ислам в услужение колониальной администрации. Продажное духовенство проповедует, что бедняк должен радоваться своей бедности и бесправию, которые служат подтверждение его близости к Аллаху. Устаз  учил, что хороший мулла не тот кто молиться, а тот чья деятельность сказывается на материальном благополучии прихожан.
Основные подвиги совершил в сфере защиты прав и повышения благополучия беднейшего слоя Кавказа. За решительность в защите бедняков награжден народом прозвищем  Храбрый Дени.
 Кроме чеченского языка владел русским, татарским и арабским, также грамматикой на перечисленных языках, был учеником известных религиозных проповедников. Любил и пропагандировал  русскую литературу. Например, по своей нравственной ценности, считал произведения Льва Толстого  сопоставимыми с учениями Великих Пророков, то есть он был человеком культурным.
 
  В 1904 году   наставник Элах мулла  благословил его проповедовать учение  в  Грозном и селении Гехи.   Грозный и Гехи были трудным местами для  пропаганды зекризма. Здесь жили чеченцы, разбогатевшие на русской службе,  офицеры, полицейские, торговцы. Однако и эти люди  под давлением его авторитета  воздерживаться от антиобщественных поступков.  Прославился в качестве пропагандиста Ислама, распространив Ислам на ингушей, часть осетин и абхазов. Его предостерегали от посещения ингушей. Но он, исполняя зекур отправился в Ингушетию. Эмоциональные ингуши с плачем, разрывая на себе одежду, вышли ему навстречу и в один день приняли ислам. Принятие ингушами  ислама была крупной победой чеченцев, потому что  российская администрация стремилось использовать ингушей против них.
 
В Грозном построил горскую школу на улице 1-я Куринская (нынешнее название – ул. Патриса Лулумбы). В эту школу планировал собрать одаренных детей со всего Кавказа, для воспитания обще кавказских лидеров. Лучшим учеником этой школы был сын Дени, будущий устаз Бауди. Преподавали в школе светские знания и основы исламской религии, изучали чеченский, русский, арабский и татарский языки. Популяризацию Дени Арсановым татарского языка чеченцы объясняют его предвидением, предстоящей в 1944 году депортации в Казахстан и Среднюю Азию.
С особым уважением относился к грузинам, предрекая им особую роль в возрождении Кавказа. Наставлял чеченцев  укреплять связи с грузинами, предрекая, что в будущем эти связи обернутся большой пользой.  Рассказывают, что  однажды Дени посоветовал чеченцу,  обидевшему грузина,  добиться  прощения у обиженного. Чеченец  спросил: «Как же я добьюсь прощения у грузина? Ведь для этого нужно бражничать с ним, а нам религия запрещает пить вино».  Дени ответил, что грузины - лучшие из христиан, и для получения прощения грузина позволительно нарушить запрет на распитие спиртного.
 
В эпоху Дени зекристы оказывали наибольшее влияние на жизнь народов Кавказа и колониальную администрацию.  Нуждающиеся горцы обращались  к местным лидерам и получали от них помощь любого вида, будь то денежная поддержка, урегулирование конфликта с соседом или месть   российским служащим. В распоряжении лидеров была  армия абреков. Всенародная поддержка делала их трудно уязвимыми. Под покровительством Дени Арсанова расцвела великая слава абрека Зелимхана Харачоевского (родился в январе 1872 года, убит в 1913 году российскими служащими с помощью предателя, заманившего к себе тяжело больного Зелимхана на излечение).
 
Зелимхан привел в исполнение смертный приговор, вынесенный народом полковникам Добровольскому и Галаеву, генералу Андроникову и большому числу других карателей званием пониже. Зелимхан в дневное время, с 60 -ю товарищами на конях, ворвался в г. Кизляр, преследуя палача чеченцев полковника Кибирова. По свидетельству биографа Зелимхана, Дзахо Гатуева, это было второе после имама Гази-Магомеда завоевание чеченцами Кизляра. Кибиров пригласил Зелимхана, если он не трус, придти к нему в Кизляр, но, оставив в засаде казачий полк, сам   предусмотрительно сбежал из города. Зелимхан уведомил о согласии явиться в Кизляр,  в связи с чем Кибиров публично насмехался:  «Видали, нашелся Святослав Великий, прислал уведомление «Иду на вы», известно, что струсит». Показное неверие нужно было Кибирову для оправдания своего  бегства из города. Не найдя полковника, Зелимхан захватил банк терских  казаков и удачно вернулся домой, потеряв только 2 из 60 товарищей. 
 
С именем Дени Арсанова связано большое число преданий.  Вот некоторые из них.
 Несчастный человек спросил у Дени совета, как изменить жизнь к лучшему. Дени ответил: «Женись, забота о семье – спасение от несчастья».
 
 У Дени спросили: «Кто заслуживает большего уважения – богатый или мужественный. Устаз». Он ответил: «Больше всего уважения заслуживает бедняк, который для гостя хранит угощение и чистую постель; который доживет до старости и оставит после себя полезных обществу детей».
О хозяйственной деятельности сказал: «Во дворе каждого чеченца должен быть хоть один пчелиный улей и одна овцематка».
 
Советовал абрекам непрерывно тревожить казаков. Говорил: «Нельзя допускать мира между чеченцами и казаками, потому что они одеты в чеченский костюм и обучены нашим традициям, чтобы слившись с нами, поглотить нас». До революции дожила и политика подмены чеченского народа всесветными бродягами, которых внедряли под видом богословов из арабов и дагестанцев. Устаз предупреждал об опасности которую они несут и призывал изгонять их.
 
На вопрос, оправдано ли  сопротивление чеченцев в Кавказской войне, закончившееся катастрофой, не полезней ли было сознательно встать на путь договорных уступок, ответил  «С Россией договориться нельзя она оставляет только то, что бессильна отобрать.  Те наши ценности, которые мы сохранили,  не оставлены нам из жалости, а защищены нами, ценою больших жертв: если бы мы не имели волю к сопротивлению, ну уже не было бы.
 
У Дени спросили: «Как долго существует  нахский мир?» Для разрешения этого вопроса он спросил: Какой самый малый промысел в наших селениях?» Задававший вопрос ответил: «Меньше всего у нас кузниц». Дени сказал: «Мир наш существует так давно, что в нашей стране не осталось места, где когда-либо не стояла наковальня».
 
 Чеченцы убеждены, что Дени обладал даром предвиденья и его предсказания до сих пор сохраняются в народной памяти.
 
Один из последователей Дени Абу - Бакар был влюблен в девушку из семьи чеченского миллионера Чермоева.  Двухэтажный дом Чермоева находился в центре Грозного недалеко от русской церкви.  Увидев волновавшую его воображение девушку на балконе  дома, Абу - Бакар подошел к балкону и попросил у девушки разрешить ему  прислать сватов к ее отцу. Надменная дочь богача  указала Абу–Бакару, что он слишком низко стоит, чтобы претендовать на ее руку.
 
Оскорбленный поклонник пришел к устазу и спросил: «С чего ему начать, чтобы стать богаче Чермоевых,  построить рядом с  ними более высокий  дом и отплатить отвергшей его девушке ответным высокомерием?» Дени посоветовал пройти по селам, собрать в долг денег у людей и начать свое коммерческое предприятие: закупкой и перепродажей куриных яиц.  Абу–Бакар, воспользовавшись этим советом, получил свою первую выручку. В дальнейшем, быстро разбогатев, он построил рядом с чермоевским свой, более роскошный трехэтажный дворец.
 Став богачом, Абу–Бакар  продолжал навещать устаза. Однажды глядя в след уходившему  ученику,  Дени, завороженный его дорогим плащом, предсказал: «В старости в рукав этого плаща  Абу-Бакар будет собирать подаяние».
 
 В 1917 году, потрясенный переменами, происходившими в империи, Абу–Бакар спросил у Дени: Чью сторону ему принять, чтобы остаться жить на родине.  Я слишком сильно ее люблю, - сказал он, - чтобы взяв свои богатства, уехать во Францию, как это сделали Чермоевы и другие чеченские богачи». Дени ответил:  «Выбирай сторону худших, то есть большевиков, потому что они, в конце концов, завладеют страной. Отдай им свой дворец, все богатство и служи им, насколько тебе позволит твоя совесть». Абу – Бакар выполнил совет устаза и  был принят большевиками на службу начальником отдельного отряда милиции, который так и назывался милицией Абу–Бакара. Он умел держать золотую середину между системой и ее врагами и поэтому не приобрел себе врагов.
Как и все чеченцы, Абу–Бакар не избежал депортации, потерял всех родственников, кроме одной сестры. В 1958 году с первым потоком реабилитированных вернулся на родину, бережно везя с собой тот плащ, в который он оделся со своей первой  выручки.  Плащ был для него реликвией, связующей  печальную старость со счастливой молодостью и почитаемым  устазом. Когда Абу–Бакар почувствовал, что жить ему осталось недолго, он часто стал одевать этот плащ, не желая, чтобы плащ, пережив хозяина,  превратился в никому не нужную тряпку. Одинокий, бедный, старый человек, он дожил свой век, поддерживаемый подаянием.
 
Дворец Абу - Бакара при советской власти был превращен в гастроном. В народе его называли чеченским гастрономом. Чеченцы относились к этому зданию с особым чувством, потому что он был  памятником блаженной эпохи устаза Дени и печальной истории самой богатой семьи Грозного.  В семидесятых годах  грозненцы еще наблюдали сестру  Абу–Бакара, которая приходила к дому оплакать счастливое  прошлое своей семьи, безвременно ушедшей из жизни.
 
В 1995 году российские варвары до основания стерли с лица земли  это здание.
Особенно памятны народу предсказания Дени относительно Советской власти, до установления которой он сам не дожил. В 1917 году Временное правительство назначило Дени Арсанова комиссаром  Терской области.  Вряд ли его можно назвать союзником сил, которые позже получат название белого движения. Он был сторонником объединения кавказских народов в независимую горскую республику. Но местная беднота находилась под влиянием большевиков, обещавших ей равенство, братство и возвращение земель, отчужденных в пользу казаков.
 
 Кавказским народам фактически было предложено вернуть себе  силой   земли, отданные казакам  царями  в период кавказской войны. Таким образом, в 1917 году большевики ввергли Кавказ в войну.  Втянувшиеся в войну кавказцы нуждались в помощи большевиков. В таких условиях проблема независимости теряла свою актуальность.
 
Относительно зажиточные хозяйства казаков стали легкой добычей для многочисленных, никому неподконтрольных чеченских отрядов. Начав с казаков, чеченцы разобрали железную дорогу у Гудермеса и стали грабить эшелоны с солдатами, идущие с турецкого фронта. Затем  в зону атак попали города всего восточного Кавказа.
 
В 1917 году с холма в поселке Черноречье, перед собранием вооруженных отрядов, Дени предрек будущее чеченцев. Холм находится справа при въезде в Грозный, а отряды собрались с целью атаковать казачьи части, укрепившиеся в Грозном,   Пророчество: «Большевики победят, их власть сдавит вас так, что дух из вас выйдет и осознаете, что  стали рабами чудовища – мужика, который будет править вами топором и водкой. Он лишит вас человеческого облика и какого либо права на собственное имущество, вы не будете вольны распорядиться  даже яйцом, снесенного вашей курицей. Облегчение непосильного гнета для вас будет наступать только тогда, когда мужик, захмелев от водки и крови, будет засыпать в собственной луже.
 
В отчаянии,  ухватившись руками за детей и взяв из своих вещей не больше того, что можно удержать под локтями, вы, гонимые мужиком, пойдете в гибельную Сибирь. Но волею Аллаха, часть из вас выживет и возвратится в милую вашему сердцу отчизну. Могущество власти будет усиливаться развратом, в который она будет вовлекать людей. Но как бы вы не поддались разврату, в определенный ей день эта власть оставит вас, развалившись за столом переговоров. У русской власти есть свой срок, который она не переживет.  Их страна разлетится на части, как разлетается яйцо, скатившееся с брички и упавшее на колесную ось, и не останется  человека, который с сожалением возвестит миру о развале его страны. Не оказывайте сопротивления этой власти, не увлекайтесь соблазнами, которыми она вас будет искушать. Ваш золотой век придет,  когда вы  в него меньше всего будите верить».
 
Речь Дени имела действие, собрание назначило ему в сопровождении авторитетных  мужей и направило для заключения перемирия с казаками, чтобы обе стороны имели возможность подготовить отпор большевикам. Думаю, длительный мир и тем более союз чеченцев с казаками были невозможны. Чтобы разрешить экономическую и демографическую проблемы, чеченцам нужно было вернуть свои земли, на которых разместилось Терское казачье войско.. Под давлением авторитета - устаза чеченцы согласились примириться с казаками и закрыть свои селения для  большевиков. Но согласие это было ненадежным. Сильна была потребность вернуть свои земли, используя военную помощь большевиков. 
 
 Казаки в целях установления добрососедских отношений с кавказцами предлагали создать единое Казачье - Горское государство. В целях осуществления проекта создания Горско - Казачьего государства, атаман Терских казаков Караулов заключил договор с лидерами Дагестана и заручился согласием лидеров Чечни. Атаман близок был к достижению цели, для ее достижения он распологал абсолютным доверием казаков и кавказцев. Выдвижение Караулово свидетельства о развитом сознании казаков. Дарованный историей шанс они использовали для возвращение себе человеческих прав и устранения причин нетерпимости во взаимоотношениях с кавказцами. Яростными противниками Горско - Казачьей республики были грозненские рабочие и солдаты кавказских гарнизонов. В плане Караулова они усматривали поползновения казаков действовать в качестве самостоятельного народа, более родственного кавказцам, чем русским.
Надо полагать, что взаимоотношения казоков с кавказцами были более теплые, чем мы об этом знаем.
 
Атаман Караулов был давний приятель Дени, потомки Дени называют его выдающимся политиком, пришедшим к власти на революционной волне - идейным вождем казачьей партии строившей добрососедские взаимоотношения с  народами  Кавказа, как основное условие для выживания Терского казачества.
 
Прибывшей в Грозный чеченской депутации во главе с Дени было предложено остановиться на улице, которая нынче называется Рабочей. Казачьи офицеры выехали навстречу депутации. Часть офицеров подозревали обман и требовали, чтобы чеченцы подъехали без  оружия.  На отказ разоружиться один из офицеров выстрелами в упор убил Дени и двух его товарищей. Чеченцы ответным огнем тоже убили трех казаков и ускакали. Сторонники  мира со стороны казаков на виду у чеченцев казнили офицера убийцу устаза и предложили  возобновить переговоры. Чеченцы отказались, у партии войны теперь были развязаны руки. Грозненскими рабочими и содатами был убит и атаман Караулов. По трагической случайности чеченцы и казаки потеряли своих лучших лидеров препятствовавших подчинению их народов белым и красным. Для казаков гибель Караулова была смертным приговором, так как большевики называли их народом "Помещиком" и в качестве богатых собствеников наметили к ликвидации.
 
Убийство устаза потрясло всю страну.  Предав его тело земле, чеченцы ринулись в Грозный. Начав с казаков и зажиточных горожан, дошли до большевистских военных частей,  заводов и  даже до рабочих бараков, вмиг забыв, что большевики - их союзники. Потом комиссарам удалось охладить  пыл чеченцев, разъяснив, что они своих бьют. Позднее советские историки  представят погром  большевистских районов Грозного как  провокацию, спровоцированную казаками, якобы, Дени Арсанов, направлялся не к казакам, а к большевикам, чтобы предложить им свою преданность. Но казаки, переодевшись красноармейцами, убили Арсанова, чтобы столкнуть чеченцев с большевиками.
 

Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Судя по их названию, этому тексту релевантны статьи:

  1. [?] Народное право чеченцев
  2. [?] Кавказ во власти всесветных паразитов
  3. [?] Цари существуют для тог, чтобы делать жизнь невыносимой
Ваш комментарий к статье:
Правила комментирования:



cod

Ограничение на длину комментария 10Kb. Вы ввели: 0 символов, осталось: 10240



  1. Все поля формы обязательны для заполнения.
  2. При этом Ваш e-mail не публикуется.
  3. Сообщение должно вместиться в 10 килобайт.
  4. Содержание комментариев, оставленных на опубликованные материалы, является мнением лиц, их написавших, и не обязано совпадать с мнением Администратора, никоим образом не ответственного за выводы и умозаключения, могущие возникнуть при прочтении комментариев, а также любые версии их истолкования.
  5. Не будут опубликованы комментарии:
    1. нарушающие положения законодательства РФ.
    2. содержащие оскорбления любого вида
      (личного, религиозного, национального...);
    3. включающие неуместные теме поста ссылки, в том числе спамовые;
    4. содержащие рекламу любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
    5. не относящиеся к теме статьи или к контексту обсуждения.
  6. Факт оформления Вами комментария является безоговорочным принятием этих условий.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются: