Гибель столицы

Гибель столицы


Для Имама Чечни и Дагестана потеря Вилаята Шатоя предвещало катастрофу. В начале он был Имам Дагестана, чеченцы были его союзниками. В 1839 году в селении Ахульго он проиграл битву за Дагестан и укрылся от русских в Шатоевском обществе. Привлек доверие шатойцев, затем и доверие чеченского народа избравшим его своим Имамом. Через год в Чечне он нанес поражения генерал – адъютанту Граббе, генерал – лейтенанту Пулло и генерал – лейтенанту Галофееву: через два года освободил все преданные ему общества Дагестана и создал государство десятилетиями успешно противостоявшее мощи Российской империи. Вилаят Шатой был духовным и экономическим центром Чечни и Дагестана, его гибель была недопустима.
Хитрости генерал – лейтенанта Н.И. Евдокимова привели в ярость Имама, он торопился в Шатой, чтобы уничтожить, или изгнать этого пройдоху. Со своей стороны Николай Иванович не имел намерение встречаться с Шамилем на поле боя, так как не хотел рисковать достигнутым успехом. Войскам приказал укрыться в крепостях Аргунская и  Евдокимовская, сам же в компании кадия и старшин бежал в Грозную. 
Горцы не вышли приветствовать своего Имама они устали от него, но и  не проявляли к нему враждебность, они верили своим муллам утверждавшим, что Имам Шамиль единственная причина войны.


Прибыв в Шатой, Имам сместил с должности наиба Талгика и вооружившись артиллерией пошел по горам разрушать дома тех, кого считал изменниками. Агенты неправильно  информировали Николай Ивановича горцы не восстали на своего Имама и те чьи жилища он громил не проявляли к нему враждебности. Не знавшим братоубийства и войны в своих горах горцам происходящее виделось «Судным днем». Они выходили навстречу и просили Имама не совершать братоубийства. Он  не найдя в горцах врагов обнимал их и приняв присягу на верность отпускал с миром.


В это трудное время в горы прибыл устаз Кунта Кишиев с большими мюридами. Устаз уговорил Имам распустить карательный отряд, а благодарные горцы провозгласили Кунту своим устазом.  Не преклонным, Имам остался по отношению русским агентам, он приказал их преследовать и убить. Об этой расправе командующий Николай Иванович доложил наместнику: «От Шатоя до грузинской границы горцы преследуют и убивают тавлинов (в настоящем случае тавлины  фальшивые проповедники ислама), которые у них служат кадиями и богословами». Наместник приказал спасать тавлинов, а горцев поставить в известность, что убийц  ждет каторга в Сибири. 


Имам  уже близок был к тому, что бы освободить горцев от заблуждения внушенного им изменниками, но командующий и наместник знали, как этого не допустить. В целях отвлечь Имама от Шатоя они развернули широкомасштабное  наступление на его столицу Дарго–Ведено. Наступление имело успех, чеченцы и тут находились под влиянием обмана и не оказали решительного сопротивления. Окрыленный успехами командующий доложил наместнику, что не далеко то, время, когда он закроет историю государства Шамиля. В свою очередь наместник обещал государю императору ко дню его рождения 17 апреля 1859 году в качестве подарка предоставить плененного Имама Шамиля. При императорском дворе обещание не вызвало ожидаемого доверия и вместе с тем от наместника настойчиво потребовали исполнить обещание.


Суетливость подвела Александр Ивановича, он загнал себя в ловушку. «Что делать,  штыками Шамиля не взять?" Алуксандр Иванович и несобирался полагатсч на солдатские штыки, так как был умелец змеинной тактики. Он предложил наибам мир и самоуправление в обмен на изгнание Имама. Наибы собрались в селении Герменчу и вынесли решение уволить Шамиля с должности Имам Чечни и Дагестана, однако нечистый способ увольнения не удался. Заговорщики перессорились между собой и разошлись, не избрав нового Имама.
Российский источник называет Талгика главной фигурой заговора. Талгик отвергает обвинение. В своем дневнике (хранится дневник в музее города Харькова) он записал, что попал на собрание случайно и был всего лишь свидетелем и его личные симпатии были на стороне Шамиля.

  Вскоре и Батука отбыл в Грозную. Страна была объята «вселенским» пожарищем - это Николай Иванович Евдокимов вел варварскую войну огнем: горели селения, поля, леса; дымы тысячи огней образовали смог накрывший Чечню мраком. Современник событий записал, что в обеденное время день был как сумерки. Смог - упершись в Черные горы, висел над страной десятки  лет.

Через дымы гибнущей страны в крепость Грозную рвался Батука бывший наиб Вилаят Шатой. К чему такая спешка, с какой целью он подвергал свою жизнь опасности? Что делал на дороге в Грозную, бывший наиб? Бывший наиб предстал пред пьяные глаза командующего, в обгорелой черкеске и многими ранениями, причиненными как русскими, так и своими.
 Кадий Шатойский принес Батуку в жертву своему властолюбию. С Батукой он сотворил скверную шутку, он его предал, оскорбил, унизил; лишил средств на жизнь. Кадий еще вчера был  собакой наиба Батуки и выслеживал его врагов. В тайне же кадий играл как с наибом так и с горцами, через «преданного» кадия наиб знал о чем думают  горцы, а горцы знали о замыслах наиба. Человек никому неверный и настойчивый в осуществлении своих замыслов кадий в тайне одновременно вредил горцам и наибу и наслаждался сознанием совершенного им зла. Сегодня он на месте наиба Батуки в должности начальника над шатойцами и испытывает мрачное удовольствие от сознания, что способен причинить много зла, как Батуке, так и шатойцам.


Русские извлекли опыт из Даргинской компании 1845 г. Тогда, избрав тактику тарана, они оказались в окружении и были разгромлены, на этот раз они охватили кольцом весь Вилаят Ведено. Окружение завершилось 15 января 1859 году захватом хуторов Таузени. Имам Чечни и Дагестана оказался в котле, с Запада и Севера его окружил командующий Левым флангом генерал – лейтенанта Н.И. Евдокимова, а с Востока и Юга командующий Прикаспийским краем генерал – адъютант барон Врангель. 


Гази – Магомет провел в Чечню через окружение тысячу бойцов из Дагестана. Дагестанцы мастера окопной войны поэтому, Имам поручил им оборону Дарго–Ведено: чеченцы мастера боя в открытом поле, лесах и горах поэтому, чеченские отряды Шамиль рассредоточил на высотах вокруг Дарго–Ведено. Такая тактика позволяла Шамилю наносить чувствительные удары по тылам русских, когда они предпринимали штурм Дарго-Ведено, а так же неожиданными атаками перехватывать их обозы с продовольствием и боеприпасами.

Наступила зима, венные действия русских ограничивались защитой своих обозов, на большее они не решались, так как боялись повторения поражения 1845 года.


Наместник и командующий испытывали ненависть к чеченцам – это была  ненависть змеи по отношению к жертве. Змея усыпив жертву, с ненавистью вонзает в нее ядовитые зубы, яд месть змеи для жертвы несогласной быть ее обедом. Наместник и командующий были многоопытными «гадами» и с терпеливостью змеи подбирались к чеченцам. Наезжали в гости к их наибам и старшинам, одаривали их подарками и клялись в дружбе, играли с их детьми.

Змеиная тактика достигла цели, в начале февраля наместник принял в качестве почетных гостей Эдиля наиба Вилаята Ведено, Талгика наиба Вилаята Аргун и Умалата наиба Вилаята Аух. Он обласкал гостей, одарил подарками и уговорил отвернуться от Шамиля. Для убедительности вручил наибам в качестве послания Русского Императора отпечатанную для случая прокламацию, заправленную лживыми обещаниями чеченскому народу. Прокламация была представлена договором гарантирующим русской стороной не прикосновенность жизненного уклада и собственности чеченцев и возврат земли отнятой у них после 1839 г. Муллы зачитывали прокламацию в мечетях подкрепляя ее собственными заверениями, что царю Александру II известна святость Ислама, он и сам в душе правоверный, чеченцев он любит и даровал им мир, от них просит только оставить разбойника Шамиля.


Лесть ослепила чеченцев - отняла разум и сделала податливым на фантазии. Утопающий хватается за соломинку. Голодающий прибегает к первой подвернувшейся возможности утолить голод.  Чтобы заслужить доверие Николай Ивановича Евдокимова 8 февраля наибы пропустили генерал – лейтенанта Кемферта на высоты доминирующие над Дарго – Ведено. Кемферт установил на высотах артиллерию и получил возможность почти в упор расстреливать гарнизон Дарго–Ведено.

Имам Шамиль решил сбросить Кемферта с занятых им высот, для этой цели он призвал в соседнее с Дарго-Ведено селение Арсеной дружины наибов, но дружины не пришли. Наибы желали падение столицы, наивно веря, что Русские изгнав Шамиля и сами уйдут. 


Речь Шамиля

Составлена из фрагментов различных авторов, на основе традиции.

 Чеченцы, давно это было, когда матери Дагестана обливались слезами позора. Когда все созданное нашими отцами сгорало синим огнем. Когда безутешная земля наша перестала рожать достойных парней, а горы от стыда склонили к земле вершины, врагами гонимый я пришел к вам.


Чеченцы, в тот ужасный день вас одних я нашел незапуганными, вас одних я нашел не оглохшими. Вождем своим вы меня избрали, в булатные доспехи оделись, разящими, как молния клинками перепоясались, коней стремительных как песня оседлали, и волчьи стаи врагов разметали. Их знаменитых полководцев пленили, унижено просить мир принудили, наградив себя многими прекрасными днями и годами свободы.

А нынче благородные чеченские парни, почему вы не исполняете свой долг? Или вы забыли, что ваши матери родили вас булатом защитить ваших чистых дев? Неужели вы думаете, что царь оспаривает у вас долг  защищать ваших чистых дев?

Чеченцы, вы храбрейшие защитники Ислама и для униженных мусульман единственная надежда, если и вы потерялись, если и вы оглохли, кто защитит Ислам, кто вселит надежду в души мусульман?

Или вы забыли, что для одной жизни и для одной смерти родили вас ваши матери: труса смерть настигает в бегстве, храброго в бою. Наденьте булатную броню, перепоясавшись разящим оружием, оседлайте стремительных как песня коней: изрубите волчьи стаи, как изрубили вы их в той славной Даргинской битве. И за труды свои наградите себя многими годами мира и свободы.


Речи Имама Чечни и Дагестана успеха не имела, он как прежде не зажигал в глазах народа искры вольности и свободы.

Наместник уже верил в возможность пленить Имама, он не любил Кавказ и планировал за плененного Имама купить себе возвращение в Петербург. Александр Иванович докладывал, так как после пленения Шамиля Кавказ превратится в третьесортную провинцию России, он хочет возвратиться в Петербург, не для личного блага, а что бы с большей пользой служить государю.   В качестве награды за покорение Кавказа просил назначить его военным министром.


Весть, что Александр Ивановича Барятинский вернется в Петербург, с плененным  Шамилем и займет должность военного министра, вызвала переполох его врагов при дворе. Враги замыслили отнять у него плоды победы и не допустить возвращения. Министр иностранных дел Горчаков известный бесценной пользой приносимой им государю и отечеству был самым влиятельным врагом наместника и отстаивал план мирного покорения Кавказа. Горчаков доказывал, что Шамиль в Петербург должен прибыть не пленником, а главой добровольно покорившегося государства. Хитроумный министр доказывал, что убедив Шамиля покориться, он усилит международный престиж России.
Оценив историческую и политическую важность личности Имама Чечни и Дагестана, Император дозволил Горчакову готовить проект мирного покорения, то есть перехватить у наместника триумф. Прибытие Шамиля в Петербург решили отпраздновать, как факт добровольного вступления Кавказа в состав Российской Империи. Император торжественно встретит Имама в качестве своего нового верноподданного слуги, обласкает и наградит шубой, жалованием, дворцом, то есть полным набором атрибутов  приличествующих главе вассального государства».

Александр Иванович решил опередить врагов, он вернулся на Кавказ и назначил решающий штурм Дарго–Ведено на 1 апреля 1859 года. Холодной ночью 1 апреля войска командующего Левым флангом генерал – лейтенанта Н.И. Евдокимова и войска командующего Прикаспийским краем генерал - адъютанта барона Врангеля осуществили совместное наступление на столицу Имамата. Продрогшие от холода и истощенные голодом защитники столицы не устояли, столица пала. Однако Императору не суждено было на день рождение порадоваться обществом плененного Имама и  шуба осталась при государе. Имам и его сын Гази – Магомет вывели гарнизон Дарго–Ведено из окружения, и ушли в Вилаят Беной.

Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Судя по их названию, этому тексту релевантны статьи:

  1. [?] Гунибская ловушка для Шамиля
  2. [?] Причины встречи с генерал - полковником А. С. Куликовым
  3. [?] Многоликий и опасный Александр Иванович
Ваш комментарий к статье:
Правила комментирования:



cod

Ограничение на длину комментария 10Kb. Вы ввели: 0 символов, осталось: 10240



  1. Все поля формы обязательны для заполнения.
  2. При этом Ваш e-mail не публикуется.
  3. Сообщение должно вместиться в 10 килобайт.
  4. Содержание комментариев, оставленных на опубликованные материалы, является мнением лиц, их написавших, и не обязано совпадать с мнением Администратора, никоим образом не ответственного за выводы и умозаключения, могущие возникнуть при прочтении комментариев, а также любые версии их истолкования.
  5. Не будут опубликованы комментарии:
    1. нарушающие положения законодательства РФ.
    2. содержащие оскорбления любого вида
      (личного, религиозного, национального...);
    3. включающие неуместные теме поста ссылки, в том числе спамовые;
    4. содержащие рекламу любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
    5. не относящиеся к теме статьи или к контексту обсуждения.
  6. Факт оформления Вами комментария является безоговорочным принятием этих условий.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются: