Шатойская трагедия

Шатойская трагедия


Осень 1857 г. в Чечне установился хаос спровоцированный крестьянами отдаленных от фронта районов. Используя отдаленность от войны, они развили бурную хозяйственную деятельность и производили продукты питания в количестве, превышающем потребности Чечни и Дагестана. 
За время войны чеченцы утратили только 4 крупных селений, за 30 лет линия фронта мало изменилась. Население в прифронтовых и тыловых районах складывалось по интересам. Патриоты и искатели славы селились в прифронтовых селениях, а работники уходили в тыл. Между этими двумя типами селян возникли стойкие противоречия, так как, жители прифронтовых селений  претендовали, чтобы крестьяне тыла поставляли им продовольствие по заниженным ценам, а крестьяне стремились получать максимальную прибыль от своей продукции.
 Генерал - лейтенант Р.А. Фадеев отметил, что лучшие воины и абреки живут на Сунже и других приграничных селениях они наши непримиримые враги, тогда как горцы плохо знают русских и не враждебны нам. Горцы войне предпочитают  крестьянский труд и недовольны жителями приграничных селений.
В Имамате - основными производителями продовольствия были горцы Шатойского Вилаята и независимые общества Итум – Калинского районов. Российская разведка внедрила в горы агентурную сеть. Агенты установили связи горцев с  российским командованием в Грузии, по этим связям горцы выгодно сбывали продовольствие. В торговле продовольствием они преуспели так, что 1856 - 57г.г. довели до голода Чечню и Дагестан.
 В целях получения торговых льгот приграничные с Грузией тайпы Майста, Мелхи, Терло, приняли русское подданство и были подчинены приставу Хевсуретии, Тианетский район Грузии. Отдельные люди – этих и других тайпов, тоже в целях  коммерции переселились в Панкиское ущелье, приняли крещение и грузинские фамилии. Так в середине XIX в. в Грузии сложилась община крещеных чеченцев – известных под названием «чеченцы кистинцы». По окончанию войны, командование ухудшило к ним свои отношение, и кистинцы вернулись в Ислам.
Осенью 1857г. Имам решил покончить с вредоносной деятельностью торговцев продовольствием. Для их обуздания он вызвал дружины из Дагестана. На помощь Наибов Чечни он не рассчитывал, так как, каждый чеченский тайп жил своим отдельным независимым мирком и Наибы не решались посягать на их свободы. Использование дружин Дагестана в целях покушение на свободы чеченцев -  стало его роковой ошибкой, умело использованной врагами.
Кроме производителей продовольствия политике Имама выражали не довольство и неимущие. Слой неимущих был создан алчностью наибов, по надуманным прегрешениям отчуждавших в свою пользу от крестьян земли. Значительную часть неимущих - составляли беженцы захваченных русскими земель. Неимущие стремились поселиться в богатых продовольствием горных районах, но горцы допускали к себе переселенце неохотно. Имам  осознавал, что если он не устранит причины порождающие неимущих его государство погибнет. Одновременно с обузданием торговцев он планировал провести передел земли с учетом потребностей неимущих.
Русский наместник на Кавказе Александр Иванович Барятинский приказал командующему левым флангом генерал – лейтенант Николай Ивановичу Евдокимову рассыпать перед чеченцами золото и соглашаться на любые условия, подходящие убедить их отречься от Имама, а так же  призывать переселиться к русским в район Терека. Неожиданно компания имела успех - 500 семей восточной Чечни, бассейны рек Джалка, Шовдон и Хулхул бежали к русским.  Н.И. Евдокимов  принял и одарил их землей в районе Терека. Новость эта заинтересовало многих. Тайком от Наибов с командующим завели переговоры целые общества.
Чтобы не позволить Имаму поправить влияние на горцев наместник приказал генерал – лейтенанту Н.И. Евдокимову осуществить зимнее наступление в Вилаят Шатой. Цели зимнего похода использовать кризис в Чечне для проникновения в горы и захватить плацдарма под крепости, затем удерживать крепости до наступления осенней уборочной. Осенью набегами из крепости уничтожив урожай на полях принудить горцев к покорности. Таким образом, не только уничтожить продовольственное изобилие горцев, но и довести их до голода, когда для них единственным спасением станет переселение на контролируемую русскими равнину.
Зимой русские не воевали, не воевал и Шамиль - зимой он занимался внутренними делами страны. Решение наместника начать зимнее наступление, было принято по уговорам шпионов утверждавших, что они подготовили в горах восстание против Имама Шамиля и падение Вилаята Шатой. Они утверждали, что Батука живет в укрепленном селении, так как горцы угрожают ему нападением. Обстановка для наступления сложилась настолько благоприятная, что решился даже поджигатель полей и скотокрад, генерал – лейтенант, Полный Георгиевский кавалер, Николай Иванович Евдокимов.
 Генерал-лейтенант Фадеев Р.А. в воспоминаниях отметил: «В Чечне война была для русских неудачна, если не сказать цепью поражений». Далее Фадеев говорит, что компания зимой 1858г. было задумано с целью, использовать благоприятную  обстановку для нанесения Имамату серию чувствительных ударов, однако, никто не ожидал, что компания окажется столь успешной и предрешит покорение Кавказа.
 Имам Шамиль не знал о подготовке зимнего наступления и со своей стороны, готовился  весной ворваться в Ингушетию и Осетию. Подготовку поручил наибам Сайдуле, Дубе и Хазбулату. Наибы - поддержанные ингушскими и осетинскими партизанами  захватили русские обозы в окрестности Назрани, Владикавказа и на Военно-Грузинской дороге. Вдохновленные успехами они призвали  Шамиля прийти весной на помощь, обещав поддержать всеобщим  восстанием.
Прежние попытки русских продвинутся по шатойской дороге, плохо для них закончились, но пополнили их опыт горной войны. Подметив, что зима в горах суровая одели солдат в овчинные полушубки, теплые высокие сапоги ботфорты, меховые шапки и рукавицы.. Оценив превосходство чеченских стрелков, вооружили своих солдат лучшим западным стрелковым оружием, а также обеспечил их инструментами для лазанья по скалам.
Пройти по узкой Шатойской дороге, можно было только в колонну 4 – 5 человек. Трудно проходимые места, горцы хорошо укрепили и простреливали. Прорвать укрепления не представлялось возможным, позиции горцев были удобны для расстрела наступающим. Выход один, найти способ  удалить защитников с дороги. Изменники обещали открыть «Шатойские ворота» при условии, если  генерал – лейтенант Н.И. Евдокимов найдет способ удалить с дороги Имама Шамиля.
Для разрешения этой задачи Евдокимов сосредоточил войска в двух пунктах: в крепости Воздвиженская Шатойское направление и крепости Бердыкель герменчукское направление. Русская разведка дезинформировала Шамиля, будто бы цель Евдокимова с. Автуры,  Воздвиженская группировка создана отвлечь его от Автуры. Шамиль не поверил, так как, знал, что взять Автуры трудная задача. Николай Иванович генерал - не полагавшийся на храбрость солдат и сводивший поход к причинению противнику материальных убытков. В то, что скотокрад, и поджигатель полей изменил тактику и набрался храбрости штурмовать крупное селение, Шамиль не верил: не верил в неожиданную перемену характера Евдокимова. Все доступные для набега хозяйства в окрестности Автуры Николай Иванович уже разорил и целью его набега мог быть только цветущий Вилаят Шатой. Решив так, Шамиль приказал охранять дорогу, для – этого он созвал и дополнительные отряды с плоскости.
Наука притворства и обмана была любимым предметом Николай Ивановича, генерал не рассчитывал на доверчивость Шамиля и стремился сбить его с толку. 15 января 1858 г. Николай Иванович выступил из Бердыкеля на Герменчук. Распустив слух, что намерен уничтожить Герменчук, или Автуры и на пепелище построить крепость. Для убедительности захватил в поход огромный обоз, продовольствия, фураж и стройматериал. Потревоженные жители  Герменчука приготовились к обороне, но он обошел Герменчук стороной и подступил к селению Автуры. Преднамеренно остановился на виду автуринцев и разгрузил стройматериалы в поле. Обман удался - автуринцы заняли круговую оборону села и отправили к Шамилю старейшин просить помощь.
Николай Иванович день или два ждал прибытия Имама. В Автуры Имам  прибыл с частью бойцов  шатойского гарнизона. Узнав об этом, Николай Иванович отдал войскам приказ бросить обоз и ночью незаметно уходить к «Шатойским воротам», сам не дожидаясь ночи, тайно отбыл в крепость Воздвиженскую.
После полуночи 16, или 18 января, Н.И. Евдокимов возглавил движение воздвиженской группы войск к «Шатойским воротам». Воротами называли труднопроходимый участок дороги. Высоты над дорогой были укреплены сложенными в три ряда бревнами, засыпаны землей и оборудованы бойницами для стрелков. Охранять ворота, обязан был наиб Батука, его отряд насчитывал 300 или 400 бойцов, так как, часть бойцов - Шамиль увел в селение Автуры; под командованием Наиба  осталось не более 200 бойцов, но и этого было достаточно, что бы сдержать наступление противника до подхода Имама. Пред выступлением в поход - Николай Иванович выслушал доклад изменников: изменники доложили, что «Шатойские Ворота» открыты, Батука окружен враждебными ему горцами в своем селении.
Воздвиженская группа прошла 6 км, а шедшая от Автуры Бердыкельская группа прошла за ночь 25 км. Обе группы войск утром встретились у «ворот».
Воздвиженской группой командовал генерал-майор Мищенко, его резервной колонной полковник Тимерман и арьергардом полковник Кундухов.
Бердыкельской группой командовал генерал-майор Кемферт, резервом генерал-майор Рудановский.
Евдокимов командовал 20-й дивизией, численность которой достигала 21т. Генералы Мищенко, Кемферт и Рудановский командовали частями - превышающими по численности полки. Командирами значительных отрядов были и полковники Тимерман и Кундухов.
По русским источникам численность войск сосредоточенных Евдокимовым на шатойской дороге 21 тысячи солдат, при 28 орудиях. Слишком мало, если принять во внимание, что на восточном фланге было сосредоточено более 150т. Неужели несметную орду согнали на отдых. Надо полагать, что солдат было в несколько раз больше.
 Н.И. Евдокимов подошел к воротам с рассветом и увидел, что действительно наиба нет, но дорогу перекрыли несколько местных жителей. Жители эти увидев русских, сбежались к укреплению,  и засели в нем, их было несколько против целой армии вооруженной сверх современным оружием. Случайные защитники закрыли для наступающих ворота и приготовились сдержать их до подхода Имама Шамиля, или Наиба Батуки. Несколько человек противопоставили себя армии возглавленной командующим. Пехота двинулась в атаку на ворота, стрелки осыпали защитников дождем пуль, а артиллерия разрывными снарядами разрушала укрепления. Встреченная метким огнем защитников пехота залегла, затем отступила.
Командующий был зол, атака не удалась, его войска нарушив строй и превратились в не управляемую массу. Защитники действовали умело и хладнокровно: испытывая недостаток в патронах, они стреляли редко, только по солдатам и офицерам выделявшихся храбростью из общей массы наступающих, в основном отбивались камнями. Если бы Шамиль в этот момент подоспел подойти к воротам, он с легкостью изгнал противника.
 Командующий приказал отвести войскам и для штурма выделил две роты пехоты под прикрытием  артиллерии. Сражение продолжалось с утра до полудня, защитники ушли израсходовав патроны - ушли не оставив даже раненых товарищей. Целая армия простояла 8 часов, перед несколькими случайными защитниками - это было свидетельство неготовности наступающих выполнить боевую задачу. Евдокимов и Барятинский на равнине избегали встречи с Шамилем, а на хорошо укрепленных позициях «Шатойских ворота» - протаранить оборону Шамиля и ворваться в горы не имели шансов.
Имам Шамиль узнав, что Евдокимов его перехитрил, был очень огорчен и сразу же ринулся нагонять его, нагнав, громил с тыла и флангов. Навстречу Евдокимову вышел и наиб Батука. Солдаты в условиях гор и плохих дорог, были удобной мишенью для горцев, скрывавшихся за скалами и изгибами дорого. Русские держались своей неизменной тактики «прорыв ценою большой крови». Начальники - вал за валом по трупам товарищей гнали солдат на убой. На 7 – сутки, пройдя всего 8 – километров, Евдокимов осознал, что он разгромлен и остановился в небольшом селении Доч – Борз, находится при слиянии рек Чанты – Аргун с Шаро – Аргун. Войска понесли огромные потери. Офицеры уговаривали командующего, дать приказ остановится, так как в некоторых ротах осталось по 2 – 3 бойца.
 Николай Иванович был в сложных взаимоотношения с офицерами, они его презирали за мужицкую дикость и пьянство, за то, что был он не образован. В походах держал позу погонщика скота, все успехи приписывал своему мужеству, знанию характера горцев и доверию к нему солдат. К наградам офицеров предоставлял не охотно, заслуги их принижал. Солдат подстрекал не подчинятся офицерам.
Под Шатоем, когда начальники отрядов доложили Николай Ивановичу, что дальнейшее наступление завершится неминуемой гибелью, он отрезал командой: “Только наступать!
- Если даже и в полках останется по одному солдату, и тогда наступать, я дойду до Шатоя, даже если останусь один. На офицеров дурь командующего произвела тяжкое впечатление, они отказались подчиняться: подчиняясь требованию офицеров, командующий отдал приказал начальнику Новангинского полка фон Кауфману строить на пепелище селения Доч – Борз крепость  Аргунскую, а генералам Кемферту и Рудоновскому защищать строителей от натиска горцев.
В воспоминаниях Фадеев и Волконский так, между прочим, упоминают, что да - были случаи, когда Н.И. Евдокимов оказывался на грани поражения.
Река Аргун наполнилась трупами солдат, войска не достигли Шатоя и находились на грани уничтожения. Только холод помешал плохо одетым горцам, одним натиском сбросить русских в р. Аргун. Для Николая Ивановича сидение в крепости было опасно, Имам готовился к штурму, он спешил уничтожить Аргунскую и взять командующего в плен. Имам был очень зол на него. И Николай Иванович начал действовать на опережение Шамиля, генерал – майору Мищенко приказал из лучших солдат создать отряд для прорыва в Грозную. Холодной ночью, когда замерзшие бойцы Имама разошлись по домам, отряд выскочил из окружения. В крепости Грозной Николай Иванович собрал новый отряд, для захвата селений Гехи и Гойты. Селения были незащищенными, так как, их дружины находились в Шатое. Селяне заявили, что согласны покориться русским при условии, если они не войдут в селение. Николай Иванович согласился и не придал селян огню и грабежу, только часть переселил на Терек. Переселение для бедствующих селян было скорее наградой, чем наказанием.
Николай Иванович окрылен прежде в Чечне невиданным для русских успехом, ему покорились сразу два наибства Гойтинское и Гехинское. Его победные реляции  заправлены шокирующей ложью: «2–19 апреля мною разорено 96 аулов на пространстве от Тенги до Гехи, жители выселены». Справка: (от Гехи до Тенги по прямой 8 - километров, между этими селениями не было аулов. 96 аулов не было во всей воюющей Чечне).
А в Шатое Имам приказал наибу Батуке немедленно уничтожить крепость Аргунскую. Наиб Батука ворвался в крепость, изрубил роту солдат, мог бы и весь гарнизон, но получил ранение и отошел. Имам недоволен результатами, он знает, что причина неудачи не столько ранение, сколько падение в глазах горцев популярности наиба и козни русских агентов.
 Фадеев свидетельствует, что горцы сражались только, когда были на виду Шамиля и бойцов из Дагестана, когда же присмотра за ними не было то, расходились по домам.
6 июля Шамиль провел в Шатое совещание, командование обороной Вилаят Шатой передал наибу Талгику и потребовал от него уничтожить Аргунскую. Талхик популярный полководец, Шамиль надеялся, что он сможет вернуть преданность горцев. Неожиданно пришла тревожная весть - селению Шали угрожает Н.И. Евдокимов. 18 июля он рассредоточив войска фронтом в 16 верст и подступил к Шали. Огромную орду он водит по Чечне, только для тог, что бы отвлечь Шамиля от уничтожения Аргунскую.
Отменив штурм Аргунской, Шамиль выступил в направление Шали: узнав про прибытие Имам - Николай Иванович бежал в Грозную. Бегство оправдал тем, что его война штыка закончилась, и впредь он намерен осуществлять только войну огня и топора. Означало это, то - что жестко побитый под Шатоем генерал - предпочел более не лезть в огонь и вернуться к состоянию ожидания, когда чеченцы умрут с голода. Командующий был прав, время работало на него - мятеж против Шамиля в горах набирал силу.
Из Шали Имам вернулся в Шатой, но штурм Аргунской опять не состоялся, так как получил извещение, что в Ингушетии началось восстание. Имам возглавил отряд чеченских ветеранов и ринулся спасать от разгрома ингушских повстанцев. Командование противопоставило Имаму 3 отряда - под командованием генерала - майора Мищенко, полковника Зотова и генерал - майора барона Николаи. Русские отряды должны были соединиться близ Назрани и отбросить Имама обратно в горы. Генерал – майор Мищенко первым подошел к Ахки – Юрту это очень близко от крепости Назрань.
Имаму Шамилю план русских был известен, он спешил напасть на Мищенко, прежде чем тот объединиться с полковником Зотовым, ожидавшим в крепости Назрани. 30 июля 1858 года Генерал – майор Мищенко увидел идущих на него чеченцев и приказал батальонам разворачиваться  для наступления. Имам опередил противника и с марша повел чеченцев в яростную атаку. Русские не выдержали натиска и обратились в бегство. Обладая значительным численным превосходством, генерал – майор Мищенко проиграл сражение потому, что его батальоны не успели перестроиться в атакующие колоны.
 
Обратив русских в бегство, Шамиль отозвал чеченцев на отдых, а преследовать  поручил ингушским повстанцам. У него не было времени и средств, для овладения Ингушетией и тем более ее удержания. Поход был предпринят с расчетом, что ингуши примут активное участие в освобождении и защите своей страны. Но для выполнения этой задачи они оказались неготовыми. Генерал – майор Мищенко, заметив, что его преследуют  не закаленные в боях чеченцы, а ингуши, развернул штыки им навстречу. Вид штыков охладил разгоряченных ингушей, они застыли в растерянности, затем, опомнившись, кинулись бежать. Системными грабежами, убийствами и телесными наказаниями, русские за сто лет  господства внушили ингушам трепет и покорность. Приученные бояться солдат, ингуши в обратном беге набрали такую скорость, что на своем пути опрокинули расположившихся на отдых чеченцев.
Позор повстанцев привел Имама в ярость, он собрал наибов и недоумевающим голосом спросил. «Что тут произошло?». Наибы сами были в недоумении, ругали себя за неосмотрительность, давно было известно, что в военном отношении мало пользы от ингушских повстанцев. В этот момент прибыл вестовой и сообщил, что русские захватили Вилаят Шатой. Все молча сели на коней: кони без принуждения повернули в Чечню.
Навстречу Имаму группой подступили ингушские старейшины, его старые знакомые и гости в Дарго. Наезжали они в столицу Имамата с обещаниями поднять в Ингушетии и Осетии грозное восстание против русских. Сегодня в беге они растеряли героический вид. Измерив их недовольным взглядом, Имам готов был излить на их головы досаду. От обиды он не мог смотреть на старейшин. Его обиженные глаза были устремлены через головы старейшин вдаль, где там за горами был Шатой потерянный по вине этих безответственных людей. Ободренные остановкой Имама, старейшины  придвинулись и перебивая друг - друга, заговорили о мести русских, которая их настигнет после его ухода. Имам Шамиль дернул за узду коня и проехал мимо. Проследовав  несколько шагов, обернулся к Хазбулату, взглядом напомнил Арштинскому наибу, что это его обязанность  принимать и размещать переселенцев. Хазбулат был наготове и с отрядом выделился в сторону ингушских селений, охранять переселенцев.
Не прошла и неделя, как Владикавказский «военно – полевой» суд приговорил к казни через повешение руководителей ингушского восстания: Чандыра Арчакова, Магомеда Мазурова, Джалостука Бехоева, Башира Ашиева, Урусби Магуева. Менее провинившихся пред русскими  - 37 руководителей восстания приговорил публичной порке и ссылке на каторгу в Сибирь.
Ингушетия была колонией, занятой в ходе военных действий, и нормы уголовного права России на ее территории не действовали. Суд осуществлялся военными, при полной отмене гарантий вынесения справедливого приговора: зачастую жертвами приговоров становились не провинившиеся, а взятые по ложным доносам недоброжелателей или, случайно оказавшиеся под рукой невинные люди. Компанию наказания - казнями и поркой не не ограничили, в ноябре Казаки выбросили из своих домов жителей галашевских селений, затем выбросили  карабулаков и жителей селения Ангушт: того самого Ангушта, жители которого первыми покорились русским и всегда, всеми средствами старались им понравится.
 
 Узнав, что Шамиль ушел в поход на Ингушетию, Николай Иванович прибыл в крепость Аргунскую, он осыпал горское духовенство и старшин золотым дождем. Наиб Талхик - под нажимом духовенства и старшин обществ Чанти, Мулко, Дишни, Зумсой - Талгик оголил оборону Шатоя.
8 августа 1858г. Николай Иванович занял селения Шатойского общества. Управлять  обществом назначил шатойского кадия.
9 августа на месте селения Гекки заложил штаб квартиру Новангинского пехотного полка.
14 сентября - часть обществ Итум - Калинского района выдали Николай Ивановичу заложников, и открыли свои селения для оккупации. На месте селения Итум – Калы, командующий заложил крепость и присвоив ей свою фамилию - Евдокимоская.
Не полагаясь на преданность горцев он - приказал выжечь их кукурузные поля, оказавшимися перед угрозой голода горцам предложил переселение в долину. Поставленные перед выбором голод, или переселение - горцы избрали переселение. Прежде чем Имам Шамиль успел что либо предпринять, Николай Иванович выселил с гор его сторонников под надзор начальников русских крепостей. Уничтожив кукурузные поля горцев, он лишил Имамат продовольствия, после - этого падение Имамата стало неизбежным.
Падение свершилось – чеченское духовенство возвестило царю о готовности "страны возлечь наложницей в его ложе" - будущие чеченцев определилось: им приказано быть верноподданными слугами Российской империи, валяться у ног ее деспотов, терпеливо сносить убийства, грабежи и ругательства и за все это; благодарить, благодарить, благодарить. И кто же этот черный человек прикормивший духовенство и старшин? А человек он прямо - таки неважный, всего лишь скользкий, наглый мошенник. Бывший ротный писарь, укравший деньги одних приятелей и предав других приятелей, заложивший себе основу для головокружительной карьеры.
Николай Иванович переживал триумф в звании покорителя Шатоя, презиравшие его офицеры притихли те, что раньше других оценили значимость перемены - заискивающим тоном спрашивали: «Покорность горцев для него  неожиданность, как и для них, или плоды его замысла?» Он грубо и важно отвечал: «Покорность - плоды моего замысла. Я один только знал, что горцев нужно учить изживать самих себя!»
Ворота гор открыл не солдат штыком, а «осел груженный золотом» и наивный ум горцев. 
Так была проиграна битва за Вилаят Шатой – длившаяся 180 дней.  Цена проигрыша – уничтожение могущественного государства созданного народами Чечни и Дагестана и пленения руководителя этого государства Великолепного Имама Шамиля, а так же уничтожение Кавказской цивилезации и создавших ее народов. 

 

Хомячковый рай. Уйти и потеряться:

Судя по их названию, этому тексту релевантны статьи:

  1. [?] Причины встречи с генерал - полковником А. С. Куликовым
  2. [?] Многоликий и опасный Александр Иванович
  3. [?] Паразиты точащие превзошли солдат
Ваш комментарий к статье:
Правила комментирования:



cod

Ограничение на длину комментария 10Kb. Вы ввели: 0 символов, осталось: 10240



  1. Все поля формы обязательны для заполнения.
  2. При этом Ваш e-mail не публикуется.
  3. Сообщение должно вместиться в 10 килобайт.
  4. Содержание комментариев, оставленных на опубликованные материалы, является мнением лиц, их написавших, и не обязано совпадать с мнением Администратора, никоим образом не ответственного за выводы и умозаключения, могущие возникнуть при прочтении комментариев, а также любые версии их истолкования.
  5. Не будут опубликованы комментарии:
    1. нарушающие положения законодательства РФ.
    2. содержащие оскорбления любого вида
      (личного, религиозного, национального...);
    3. включающие неуместные теме поста ссылки, в том числе спамовые;
    4. содержащие рекламу любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
    5. не относящиеся к теме статьи или к контексту обсуждения.
  6. Факт оформления Вами комментария является безоговорочным принятием этих условий.


Рейтинг популярности - на эти заметки чаще всего ссылаются: